Найти на портале

       

Авторизация        
E-mail      
Пароль    
Зарегистрироваться       Забыли пароль?

Некоммерческое Партнерство
«Союз Орловского коннозаводства»
   
   
 
Порода » Публикации  

Были когда-то и мы рысаками...


Выдающийся русский коннозаводчик Яков Бутович

Когда редакторы и правообладатель рукописи легендарного коннозаводчика Якова Бутовича, не менее легендарный начкон пермского конезавода № 9 с 1980 года Андрей Соколов выбирали, какого же из коней-рекордистов отобразить на обложке третьего тома воспоминаний, начкон со всей убеждённостью сказал: «Обязательно - Дротика!» Однако редакторы долго не могли найти качественной фотографии упомянутого коня. И спросили Соколова: «Почему обязательно - Дротика?..» В ответе звучали два смешанных чувства - законной внутренней гордости и давящей извне сокрушённости: «Потому что он последний рекордист». - «Вы думаете, больше не будет?» - «Конечно, не будет!»


СТУК МОЛОТКА

Так уж сложилось, что «Воспоминания Якова Бутовича» (а третий том под редакторством Надежды и Ксении Гашевых на днях вышел в издательстве «Книжный мир») стали не только мощным документом минувшей эпохи, прокатившейся и по людским, и, как выясняется, лошадиным судьбам. Нет, этот трёхтомник вольно или невольно отбрасывает проекцию и на новейшие времена, которые имеют свойство повторяться.

В начале 20-х годов прошлого века призванные под сёдла Гражданской войны рысаки орловской породы, во-первых, полегли как с красной, так и с белой сторон. «Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня. Я с кормы всё время мимо В своего стрелял коня...», - с щемящей горечью писал оказавшийся в эмиграции казачий поэт Николай Туроверов.

Во-вторых, племенные лошади умирали от голода, в связи с этим же шли под нож, да и просто, дабы превратиться в тягловую скотину, разбазаривались направо-налево оттого, что вокруг царили месть, попустительство вкупе с безмозглостью, правда, переходящей в постепенную тракторизацию всей страны (помните есенинского жеребёнка: «Неужель он не знает, что степных коней победила стальная конница?»). И на пути всей этой смены вех вставали русские патриоты, пытавшиеся спасти то, что нарабатывалось веками - коннозаводское дело в России. Их именовали попутчиками, уличали в контрреволюции, арестовывали, приговаривали к большим срокам, ссылали, расстреливали. Но главным козырем их оппонентов было «непонимание текущего момента», когда в угоду корпоративным интересам (а они и тогда таковыми, были, хоть и назывались «народными») оптом рушились вековые традиции.

Конечно, потом эти традиции с превеликим трудом восстановят, вернутся к хорошо забытому старому. И орловские рысаки (в том числе «пермской ветви») снова будут греметь на весь мир. Но время свернётся в петлю Мёбиуса, и эта петля на наших с вами глазах опять захлестнёт российское коневодство туго-натуго - до хрипа и храпа. Грустный итог: на сегодня в России остались лишь три конезавода, занимающиеся производством орловской породы. В том числе пермский. Специалисты считают: если один из них будет уничтожен (а это сообщающиеся сосуды), может погибнуть и сама порода.

Вот почему, с одной стороны, Андрей Соколов, заслуженный зоотехник России, страшно рад выходу книги-великомученицы (о ней - чуть ниже), а с другой, весь в напряжении, потому что на территории славного пермского конезавода, как в финале чеховской пьесы «Вишневый сад», раздаётся стук молотка. В нашем случае - аукционного. Поэтому самое время услышать «Лебединую песню» (таково название третьего тома) Якова Бутовича.

СПИСЫВАЛ КАК БРАК

Он был одним из лидеров «орловской партии». Так именовали сторонников орловской породы лошадей, потому что и до октябрьского переворота, и после в «конном мире» шли бурные выяснения отношений между ними и приверженцами метизации - скрещивания «орловцев» с американскими рысаками. Бывший офицер, дворянин, владелец конного завода в Тульской губернии, собиратель живописи, скульптуры, рисунков и фотографий, посвящённых жизни лошадей (его коллекция вошла в основу единственного в мире музея лошади при Тимирязевской академии в Москве), один из образованнейших и умнейших людей России - всё это полностью относится к Якову Ивановичу Бутовичу.

После Февральской революции он понял: надо спасать завод, - иначе растащат. С помощью эсера Павла Буланже, который был знаком с Ульяновым-Лениным, добился создания в 1918 году чрезвычайной комиссии по спасению племенного животноводства. Она действовала около полугода, затем была распущена. Бутович добровольно национализировал собственное предприятие. Быстро смекнул: помещичий завод разграбят, а государственный не тронут. Кроме того, его не отпускала мысль: «Без беговых испытаний нельзя понять, каких лошадей мы выращиваем». Первые послереволюционные конные бега в Москве - заслуга всё того же Бутовича. Вплоть до 1928 года он всеми силами препятствовал растаскиванию завода в Туле.

Власти не нашли ничего лучшего, как обвинить русского патриота в том, что он сам у себя (!) что-то там украл. И честнейший коннозаводчик пошёл по уголовному делу. Впрочем, тогда арестовали целую плеяду старых специалистов. Тюрьма, потом три года Соловков. В тюрьме он и начал заполнять записями многочисленные тетради. «Не без страха и робости, - предварял автор труд души, - берусь я за карандаш (здесь, в тюремной камере, можно писать только карандашом), чтобы изложить свои воспоминания о послереволюционном периоде... Это только наброски. Тем не менее и они в будущем, вероятно, представят интерес, так как относятся к одному из самых сложных и трагических периодов русской истории. Эти очерки, как и всё, что я писал и пишу, будут носить строго коннозаводской, а не политический характер. В этом, я полагаю, и будет заключаться для будущего историка смысл, ибо, насколько мне известно, из всех бывших коннозаводчиков и спортсменов никто не вел дневники, никто не писал о жизни заводов во время революции».

После Соловков Бутовича освободили. Но в 1937-м арестовали вторично и в октябре этого же года расстреляли. А реабилитировали только в 1989-м. Как попала его рукопись в Пермь?

- При загадочных обстоятельствах, - рассказывает Ксения Гашева. - Последняя запись, которая есть в третьем томе воспоминаний, свидетельствует о том, что ему удалось передать эту рукопись какой-то женщине. Пока Бутович был на Соловках, она эту рукопись хранила. Когда Якова Ивановича выпустили на свободу, он свои тетради у их хранительницы забрал. Потом Бутович был выслан - жил в маленьком городке на Орловщине. Но во втором томе своих записей он среди молодых специалистов-коннозаводчиков упоминает Виталия Лямина. А Лямин - это первый директор Пермского конезавода. Обычно Бутович на характеристики молодёжи достаточно скуп, а тут пишет о Лямине как о большом энтузиасте и дельном специалисте. Очевидно, Лямин произвёл на «главного орловца» хорошее впечатление, а он, в свою очередь, произвёл впечатление на Лямина. И, судя по тому, что Яков Иванович ещё в 20-е годы активно продавал лошадей на Урал, причём списывал их как брак, хотя в воспоминаниях признаётся, что иногда он пытался их тем самым спасти, можно предположить, что вместе с небракованными лошадями он передал Лямину и эту рукопись, и тот до поры-до времени прятал её в надёжном месте.

Орловские рысаки

ЛИЦО КОНЯ

Впоследствии Лямин вручил этот архив своему преемнику по коннозаводскому делу - Александру Соколову, а тот - сыну Андрею, нынешнему начкону Пермского конезавода, и он с отрывком из этой рукописи в начале 90-х пришёл к Надежде Гашевой, чтобы та как опытный литературный редактор оценила, чему Соколовы наследовали все эти десятилетия. Надежда Николаевна обнаружила, что прочитанный ею текст представляет интерес во всех отношениях: и тем, как он написан, и уникальностью материала, где в сгущающейся атмосфере событий портреты людей наслаиваются на «лица коней».

- Этот трёхтомник интересен специалистам особенно сегодня, потому что сейчас положение с орловской породой такое же, как было после Гражданской войны - её опять почти истребили, - замечает Надежда Николаевна. Когда я познакомился с текстом «Лебединой песни» Якова Бутовича, то, во-первых, понял, что его надо читать, а во-вторых (и в этом было уже моё сожаление), что подобным языком, каковым изложены «Воспоминания...», нынче уже почти никто не изъясняется - ни письменно, ни устно, а главное - не мыслит. Вероятно, язык также можно загнать, как лошадей. Тем отраднее к нему приникнуть сегодня: «Сначала Недотрог, потом Молодец, за ним Лоэнгрин, потом Смельчак, Громадный, Петушок, Маг, Кот и Кронпринц - вот вереница тех жеребцов, которые создали мой завод. Они так чётко врезались в мою память, что и сейчас как живые стоят передо мною. Я вспоминаю их всех. Маленький, белый, как снег, такой аккуратный, несколько закруглённый, с ласковым взором - Недотрог особенно дорог и близок моему сердцу как основоположник моего завода. Грубый, костистый, неправильно-серый, дерзкий, злой, необузданный и сумасшедший Молодец никогда не был моим идеалом или любимцем, но был взят в завод как уступка моде, новым течениям. Вороной Лоэнгрин - сухой, блёсткий, лёгкий, чёткий, немного верховой, но всё же далекий от настоящего казаковского типа, ненадолго останавливает моё воображение. Его сменяет Смельчак. Как он своеобразен, как сух, сколько в нём огня, сколько жизни, энергии и блеска, как атласна его серебристо-белая шерсть, как выгибает он дугой свою шею, как характерно выступает, как горит и мечет искры его огненный глаз, как он красив! Я вспоминаю, я вижу, я почти осязаю Громадного, как будто он здесь, близко, совсем близко от меня. Он как живой стоит перед моими глазами, я давно ношу его в своём воображении, люблю, ценю и восхищаюсь им! Сколько в нём аристократизма, что за изумительная красота, сколько благородства, какой львиный взор, что за трость и постанов ноги, какие лады, что за классическая линия верха, какой лебединый зарез, сколько, наконец, мощи, силы, капитальности! Да, не скоро родится подобная рысистая лошадь!..»

* * *

Когда читаешь эти строки, поневоле думаешь: неужели научно-технический прогресс и, вообще, повальная виртуализация нынешней жизни превратили это чудо природы в... «Воспоминания Якова Бутовича»? Да нет же - вон американский рысак признан не кем-нибудь, а гражданином Соединённых Штатов! Чувствуете: в США конь - гражданин! И там этих «граждан» - огромное количество, и американцы их лелеют так же, как голландцы или арабы собственные исконные образцы лошадей. А мы? Неужели нам не дорог свой орловский рысак, чью породу вывел ещё в XVIII веке граф Алексей Орлов-Чесменский? И Яков Бутович с честью продолжил это дело. Среди нынешних рекордистов пермского конезавода есть потомки лошадей Бутовича, которые до сих пор побеждают на разных высоких уровнях, во всевозможных номинациях. Известно, что в архиве конезавода найден листок с таким же карандашным почерком, как и у «Лебединой песни». Это первый план развития завода, сделанный рукою Якова Ивановича. Иными словами, выдающийся отечественный подвижник имеет отношение к зарождению коннозаводства в Перми. Но...


Сейчас «орловцы» - на грани гибели. Есть большая вероятность, что пермский конезавод в результате «новейших веяний» будет расформирован так же, как завод Бутовича в Туле при большевиках.


...Вот Кипр - четырёхкратный дербист (выиграл Дерби - самые престижные соревнования), 14-кратный всесоюзный рекордист, победитель 11 традиционных призов в Москве, в девяти из которых установил рекорды. Выдающийся жеребец-производитель. Входит в пятёрку лучших «орловцев» XX века. Вот Ковбой - абсолютный рекордист лошадей призовых пород СССР, СНГ и Российской Федерации с 1991 года, 7-кратный всесоюзный рекордист, обладатель 22 традиционных призов, в том числе - приза «Элита» в Москве, кубка России в Раменском. Также входит в пятёрку лучших «орловцев» XX века. А вот - Колорит - семикратный чемпион орловской породы по типу и экстерьеру, обладатель 25 традиционных призов, входит в десятку лучших «орловцев» XX века. Эти реляции - из списка пермского конезавода.


Неужели «Се - последние кони?», как написал выдающийся русский поэт Юрий Кузнецов?


Юрий БЕЛИКОВ

18 февраля 2010

Пермская краевая газета "ЗВЕЗДА" № 18 (31582)


»   Спортивные мероприятия
»   Выставки и выводки
»   Магазины для лошади и всадника
»   Ветеринарные аптеки
»   Статьи
»   Музей Лошади
»   Фотоальбом
»   Библиотека
»   Скачать
»   Дневники
»   Форумы
»   Конский рынок
Рейтинг@Mail.ru
Хреновское училище объявляет набор
По направлению конных заводов, ипподромов, коневладельческих хозяйств и других, предприятий
 
2-я Специализированная ярмарка-продажа «ЭКВИРОС Весна - 2011»
31 марта – 3 апреля 2011 г.
ЭКВИРОС дает уникальный шанс заявить о себе!
 
Открытки
Выдающиеся лошади XIX века - Бычок, Летучий и другие - в рисунках со старинных литографий!
Все материалы, находящиеся на сайте www.orlovhorse.ru защищены законом РФ «Об авторских и смежных правах».
Распространение, перепечатывание или публикация материалов с сайта без согласия авторов запрещены.
Разработано ТО "СКиД" 2008-2017 ©
для НП "СОК" 2008-2017 ©